© 2013, Юлия Тупикина

  • Facebook B&W

 Я в социальных сетях 

  Петербургский театральный журнал, октябрь 2014  

1. Важны ли для вас телесные характеристики героев, представляете ли вы их как тела?
2. Насколько ваши герои телесны, как тело возникает в пьесе - в ремарке, в диалогах, в речевых характеристиках, лексике?
3. Фиксирует ли драматургия изменения тел, я имею ввиду, например, что очевидно советское тело (в идеальном обобщенном представлении) отличается от сегодняшнего, а можно ли проследить это изменения по современным пьесам.
4. Кто в ваших пьесах телеснее, чьи телесных характеристики отчетливее, кого «воплотить» легче мужчин или женщин? Если конечно, эта разница есть.)
5. Много ли в сюжете, в действие ваших пьес вытекает из телесных характеристик героев, или все же конфликт, действие - находятся не в «телесных» областях)?
6. Можете вспомнить слабые места, болезни своих героев (несколько примеров). 
7. И последняя просьба, в общем шуточная: описать телесный портрет современного человека/героя, какого-то знакового или случайного.

  Петербургский театральный журнал, 20 января 2015  

В пьесе Юлии Тупикиной «Майя и Кощей» сказочные персонажи и атрибуты выполняют функцию иносказания. По форме это пьеса-сказка. По содержанию — психотерапевтическая драма. Проходя через внешнее испытание, герои изживают свои внутренние проблемы.

Трудный подросток Майя, которую быдловатые одноклассники гнобят за синие волосы и отстраненность манер, попадает в избушку к Кощею. В миру Кощей — обычный люмпен, собирающий тележки на парковке. Но в своем убежище показывает Майе — по мелочи — кое-какие чудеса вроде превращения паука в щепку и обратно. На крупные чудеса Кощей не отваживается — стрелка волшебных часов в его доме может двигаться в любом направлении: сделает хорошее — прибавляет жизнь, дурное — сдвигается назад, приближая смерть. Поэтому Кощей не делает ничего — ни плохого, ни хорошего, не будучи уверен в этической правоте поступка. Понятно, что такая жизнь — не жизнь, а существование, «консерв». А Кощей — просто «человек в футляре».

  Петербургский театральный журнал, 29 мая 2015  

"Что еще свойственно ДНК? Увлекательные дискуссии. В принципе, смешивать жанры — зрительские впечатления и обсуждения экспертов — дело опасное. Обычно — не работает: критики не хотят мешать чистым эмоциям зала, зал скучнеет от занудливого умничанья профессионалов. На ДНК это смешение происходит как-то естественно — видимо, ежегодная практика воспитала определенную публику: вдумчивую, свободную, открытую, самостоятельно мыслящую. Взять, например, разговор после читки пьесы Юлии Тупикиной «Учебник дерзости». Пьеса — о мужчине средних лет, одержимом пафосом спасения: как мифический герой, он идет сквозь строй одичавших тоскливых женщин, вливая в них новую жизнь. Говорили о том, как выстроена пьеса, о драматургических «неправильностях», о «мужском и женском», о комедийном и сентиментальном. И только кто-то из зрителей заговорил о социальном — о том, что в обществе, в государстве нет механизмов, которые позволяли бы людям удовлетворять естественную потребность в помощи. Удовлетворять желание делать мир лучше, хотя бы на уровне микропоступков. Не помню, чтобы раньше, до ДНК, говорили об этой пьесе в таком ключе. А ведь интересно".

  Газета "Культура", 12 октября 2018

Юлия Тупикина — прекрасный, довольно востребованный молодой драматург. Пьесу «Офелия боится воды» принесли специально для народной артистки России Натальи Теняковой. Театр предложил мне постановку. Год идея висела в воздухе. Потом не стало Олега Табакова, ситуация поменялась. Однако Женовач дал добро на выпуск спектакля. Премьера намечена на ноябрь на Малой сцене. В спектакле заняты Наталья Тенякова, Даша Юрская, Наташа Рогожкина, Игорь Золотовицкий и Олег Тополянский.

 

  Бизнес online, Татарстан, 14 октября 2018

Выжженная земля отечественной литературы, периоды графоманства у Толстого и Гоголя, деньги «Единой России» — обо всем этом в интервью «БИЗНЕС Online» рассказала Юлия Тупикина, в активе которой победы на многочисленных драматургических конкурсах, а также работа с Николаем Колядой и Алексеем Германом-младшим. На прошлой неделе она поработала педагогом драматургической лаборатории PRO/log2018, которую организовал «Центр. Первый» при поддержке минкульта РТ, фонда «Живой город» и СТД РТ.

 

  Афанасий бизнес, Тверь,  19 мая 2018  

Театр заменяет психолога: автор пьесы «Вдох-выдох» о том, почему люди не хотят взрослеть, но принцессы и сказки теряют популярность.

  Проспект мира, Красноярск,  27 февраля 2018  

Американский стриминговый сервис Netflix приобрел права на показ российского фильма «Довлатов», сценаристом которого является уроженка Красноярска Юлия Тупикина. Теперь картину увидят «на англоязычных территориях, включая США, Канаду, Австралию, Великобританию, Ирландию и Скандинавские страны», рассказали в пресс-службе сервиса. 

  Экран и сцена, 13 октября 2015  

Рустему Фесаку выпали “Уроки литературы” Юлии Тупикиной. Не мудрствуя лукаво, он пошел по пути читки, посадив за стол с уютной лампой актрис двух поколений – Светлану Харлап и Марианну Ильину. Их чтение согревало теплотой, душевностью, рождая чувство комфорта. Однако сама пьеса представлялась более жесткой.

 

“Уроки литературы” – история девочки Алисы, одинокой в собственной семье и в школе. Этот вакуум героиня заполняет с помощью воображения. Она ведет диалог с бабушкой, влюбленной в литературу. Пересказанные бабушкой сюжеты “Превращения” Франца Кафки или “Пролетая над гнездом кукушки” Кена Кизи, по мысли драматурга, должны помочь Алисе адаптироваться в непростой реальности. Сильной стороной пьесы является мистический план: бабушки уже нет на свете, и диалоги с ней имеют метафизический смысл. Прошлое семьи, как и книги, может стать поддержкой. Уроки литературы помогают Алисе узнавать в случайно встреченных людях героев классики. В старушке, похожей на Коробочку из “Мертвых душ”, увидеть судьбу Башмачкина, а в дворнике-таджике – Вождя из романа Кизи. В финальном разговоре с отцом Алиса осознает, что смерть бабушки – не только ее горе, но и горе всей семьи. Книжный опыт помогает найти выход из одиночества и ожесточения.

 

Александр Баркар выбрал для эскиза “Майи и Кощея” Тупикиной принципиально другой подход. Несмотря на ограниченное время, он попытался предложить свое решение пьесы, найти стиль, граничащий с абсурдом, насытив действие пластическими сценами, эксцентрикой. “Майя и Кощей” родственны “Урокам литературы”. Потеря отца не сломила главную героиню. Завязкой пьесы становится обретение Майей друга, которого называют то ли в шутку, то ли всерьез Кощеем. Майя склонна считать его персонажем сказочным, ступившим на путь исправ-ления. С помощью Кощея Майя пытается решить важную задачу – не дать мэру города вырубить лес и построить очередной ТЦ. Сказочная форма позволяет публицистическому сюжету не стать декларативным. В лесу обнаруживается… динозавр. И вот уже легендарный Спилберг спешит из Америки полюбоваться чудом.

 

Борьба за лес объединяет жителей района, в частности, соучеников Майи. Немаловажно, что и мама героини принимает участие в кампании, что дает ей силы превозмочь боль утраты и другими глазами увидеть свою дочь.

 

В пьесах Тупикиной фантазия и реальность уравнены в правах. Действительно ли Кощей – сказочный персонаж, а не маргинал, собирающий тележки у ближайшего универсама? Драматург не дает однозначного ответа. В последней сцене Майя получает возможность поговорить с Призраком отца. Это ли не подтверждение волшебного происхождения Кощея?

Взяв стремительный темп и увлекшись гэгами, режиссер “смял” экспозицию, что создало немалые трудности для дальнейшего развития сюжета. Но к середине эскиза история стала проясняться, и разговор с отцом оказался волнующим и пронзительным финалом.